Залесье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Залесье » Архив игры » 1.3 «Подземная сокровищница»


1.3 «Подземная сокровищница»

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Много веков прошло с тех пор, как сокрыто было сокровище тайное под прудами русалочьими. И не ведал никто, ни кем спрятано было, ни почему. А грот, где, по поверьям, спрятан сундук золотой с богатством несметным, полон не только слухами, но и дикими подземными тварями. Впрочем, не страшатся наши путники ни тьмы холодной, ни звуков жутких.. Особенно после того, как в сырой бутылке на берегу Лазурного озера, в густых зарослях камыша была карта старинная найдена, а на ней все пути отмечены подземные, и в центре – жирный крест, коряво подписанный фразой «берегись Ока циклопа!»
Толпа у грота собралась невиданная:  и стар, и млад, и даже человек – Сказочник, видать, позволил пройдохам пойти да посмотреть на сокровище дивное; русалки нервничают, водяные ругаются, а прибывшим все нипочем!
Каждый первым попасть в грот норовит, да карта одна, и поди укради ее в такой компании!
А меж тем помыслить бы стоило – что хранит в себе сундук золотой – сокровище аль проклятие?

Примечание 1. В квесте могут участвовать люди, выпросившие у Сказочника поглазеть на таинственное сокровище.
Примечание 2. Возможно, будет больно. Возможно, Вам на голову упадет кирпич или Вы наступите на кислотного слизняка. Заранее простите Гейм-мастера за его проделки.

Заявки на участие оставляем в данной теме!

Участники:
1. Рекх'ёрт
2. Аннабет
3. Виир
4. Айгура

0

2

Одна не в меру болтливая сорока принесла на хвосте крайне занятную весть. Забавно, но поведанное птичкой сулило Рекх'ёрт веселое времяпрепровождение, и упустить такой шанс русалка не могла. Ну кто бы мог подумать, что в их скромненьком лесочке обнаружится настоящее сокровище?!
"Сокровище там или нет, но шуму от всего этого будет немерено, готова поспорить. И споров тоже тьма тьмущая", - довольно улыбнулась Рек, поглаживая испуганную сороку по спинке. Птица часто дышала, крохотное сердечко исступленно колотилось в ее грудке, пока холодные тонкие ладони крепко сжимали ее тельце. Кажется, хваленная осведомленность пернатой сплетницы обо всем, что творится в Залесье и ее излишняя болтливость на этот раз сыграли злую шутку. Не без участи Рек, конечно же.
- А знаешь ли ты, дорогая моя, что все это может значить? - русалка поднесла сороку к лицу, внимательно посмотрела на нее своими зелеными глазами, сейчас расширенными в предвкушении очередного веселья. - Это значит, что здесь будет столько охотников за богатством, что и ты со всеми своими сестрами-крикуньями их всех не перекричишь. Зато вы сможете стащить кучу бесполезных блестяшек, да? Не понимаю,чего это и вам, и людям разная чепуха нравится. Не понимаете вы, что жизнь у вас короткая, не дано вам всеми этими штучками вечно владеть.
Посчитав, что все толково разъяснила сороке, Рекх'ёрт разжала пальцы и птица стремительно улетела прочь, оставив деву сидеть на поваленном дереве, болтая босыми ножками.  Сейчас русалке оставалось только ждать, когда оправдаются ее расчеты, то есть когда толпа зевак и алчных до пресловутого богатства людей и даже нелюдей станут подтягиваться сюда, ко входу в подпрудный грот.
Их всех манила к себе подземная сокровищница.

0

3

Как известно, любая весть рано или поздно достигнет ушей каждого, сделает круг почёта ещё раз, а потом вернётся к своему источнику. Кто-то её проанализирует, кто-то выкинет из головы как лишний хлам, а кто-то и вовсе не поймёт о чём речь — это уже сугубо личное дело каждого. И Аннабет была одной из тех, кто привык впитывать всякого рода вести и новости, а потом тщательно анализировать. Какая-то информация давала существенную помощь и преимущество, какая-то была просто интересна, а какая-то и пугала. И не смотря ни на что, сирена продолжала упорно впитывать её, какой бы она не была. И вовсе не потому, что хотела знать всё и затыкать всех за пояс. Скорее наоборот — что бы знать и обезопасить себя от неосторожных действий или слов, ибо знала свой непревзойдённый талант ляпнуть редко, но метко чего-нибудь не впопад, а потом об этом жалеть. А потом узнавание любых новостей стало уже чем-то вроде привычки.
И одну из таких новостей черновласой прелестнице сегодня с утра принёс Мефистофель (именно так пишес нарекла своего пернатого фамилиара), а точнее — новость о том, что у Лазурного озера нашли карту к сокровищам, схороненным в гроту под русалочьими прудами, и что скоро в родную обитель водных нимф заявится внушительная толпа желающих добраться к этому сокровищу. Положим, про клад под прудами Аннабет знала и без того — что-то слыхала от старших сестёр, что-то духи сказывали, а что-то она сама узнала. Обижало только одно — она три дня рассекала стеклянные воды священного озера, и ничегошеньки там не отыскала, а какой-то простофиля (или кто там бродил) нашёл карту почти мгновенно. А вот часть про то, что к водоёмам скоро нанесёт визит куча разношёрстной и разнокалиберной нечисти, включая людей, была для певуньи в новинку. И эта самая часть не понравилась ей, даже с фактом того, что сюда могут прибежать с десяток людей, представляющих сильный пол, так любимый Сиреной, и заставила её в срочном порядке предпринимать хоть какие-то действия. Во-первых, для охоты даже за лёгкой добычей ещё не время, а во-вторых, следом за взрослыми могут прийти и дети. А за детей черновласая русалка боялась больше всего. Ибо грот кишит опасностями и разными тварями, и мало-ли что могут причинить маленьким людям.
Плавно изгибая стройное тело от корпуса до самого хвостового плавника и помогая себе руками рассекать воду, Аннабет плыла на самое дно. На песчаное дно, покрытое камнями и камушками, обросшее водорослями и забросанное разными ракушками. На дно, где покоились утопленники.
Плыла пишес к «своему» утопленнику, которому оборвала жизнь своей песней два месяца назад. Ещё тогда она приметила на нём довольно хорошую рубашку, и пожелала оставить её вместе с бывшим обладателем себе «на крайняк».
Стайка мелких рыбок, потревоженная приближением русалки, сразу бросилась врассыпную от тела мужчины средних лет, открывая все свои «заслуги»: выеденные глаза, обглоданный нос и по кусочкам съеденные губы. Мертвенно-синюшная кожа показывала, что труп находится под водой уже очень долгое время, и грозится начать разваливаться от одного прикосновения. Зрелище не из приятных, верно. Но Сирену сейчас не интересовало внешнее состояние утопленника, и тем более не заботила его сохранность.
Сирена подплыла еще ближе, и схватила край подола выпроставшейся рубахи и стала пытаться её надорвать. Еще одна группка рыбок, занимающаяся обгладыванием грудной клетки, выплыла из-под одежды потревоженная дерганьем, но русалка их не заметила. Её внимание сейчас занимала ткань, в мокром состоянии имеющая гадкое свойство уплотнять плетение волокон между собой, а потому плохо рваться. Но хоть элегантные ручки пишес и выглядят холёными, они все же обладают достаточной силой, чтобы помогать телу плыть на большой скорости, а порвать одежду для них тем более не проблема.
Приложив некоторые усилия и изрядно взбаламутив воду резкими взмахами мощного хвоста в пылу труда, черновласая всё же оторвала от рубахи полосу подола, и вытянув руки перед собой с зажатым в пальцах "трофеем", стала плыть к поверхности.
Ещё сквозь толщу воды сирена увидела нечто рыжее, а едва вылезла на берег, узрела Рекх'ёрт, сидящую на поваленном дереве и держащую в ручонках какую-то пташку, напоминающую сороку.
— … вы сможете стащить кучу бесполезных блестяшек, да? Не понимаю,чего это и вам, и людям разная чепуха нравится. Не понимаете вы, что жизнь у вас короткая, не дано вам всеми этими штучками вечно владеть.
Пишес хоть и выплыла лишь под половину фразы русалочки, но всё же поняла, что речь идёт про те самые сокровища. Удивляться, в общем-то, нечему. Русалки, как народ охочий до новостей, узнают любую весточку одними из первых. Беттушка даже была уверенна, что Рек не откажется спуститься в грот веселья ради. Пожалуй, только её одну и привлекала перспектива скопления здесь «шарашкиной конторы», из-за которой поднимется шум, гам, и суровые крики водяных. Аннабет же это не нравилось абсолютно. Но она не могла запретить им приходить, не могла запретить чудить. Так что единственное, что она могла сделать — это на правах одной из хозяек прудов пойти со всей этой командой в грот и следить, что бы вдруг чего не случилось.
«Придут тут, воду мутить будут, и тебе это нравится?» — мысленно вопросила Сирена, перекинув свои роскошные иссиня-чёрные локоны, струящиеся до самых голеней, и выпутывая из них великое множество всех водорослей и другой прудной растительности, набравшейся за пятьдесят с лишним лет жизни, и бросала их обратно в пруд. Делала она это для того, что бы ничего не доставляло тяжести и не мешалось во время путешествия по подземелью. Ну и ещё за тем, что бы убить время, пока блестящий в солнечных лучах весёлой бирюзой рыбий хвост обсыхал и превращался в ноги.
От расчёсывания волос русалку отвлёкло движение чего-то крупного и яркого, а потом она увидела, как на камень рядом с ней спланировала эфирная гарпия. Нимфа вопросительно приподняла бровь и выразительно посмотрела куда-то в сторону, мол, уже иду? На эти манипуляции пернатый компаньон лишь отрицательно качнул головой, и замер. Нет, Мефисто мог говорить, и Беттиш могла его слышать, однако всё-таки был один сюрприз. Только скорее не сюрприз, а проблема — фамилиара никто не видел кроме его законной хозяйки. И это было довольно неудобно, когда нужно было перекинуться парой слов. Так что этой парочке пришлось учиться понимать друг друга с полуслова и выстраивать более чем просто доверительные отношения, что бы не выставлять себя идиотами.
Тем временем пишес уже закончила выпутывать водоросли, и стала заплетать волосы в какое-то подобие косы, а потом связала тем самым лоскутом с одежды утопленника, дабы они не мешались при ходьбе и в ситуациях, когда лучше делать ноги. Потом стала снимать с себя цепочку и кольца, и бережно прятать под тот камень, на котором примостился бесплотный птах, а взамен доставать рубаху для путешествий на своих ножках — не перед кем там будет щеголять в драгоценностях и при параде. А если и будет… то вполне хватит естественной красоты. Девушка изогнула влажное тело, натягивая рубаху, и вытянула ручки, продевая широкие рукава. Возможно, какой-нибудь зевака, первый добежавший до прудов, мог в этот момент узреть довольно пикантные части тела, но нимфа попыталась одеться быстро. И теперь лишь осталось дожидаться, когда хвост полностью станет ногами, а к прудам станет прибывать народ.

+2

4

Эту новость не обсуждал только ленивый. Целый Лес и даже, как утверждают, Деревня стоит на ушах. Грифониха не шалела за этой новостью - ее никогда не интересовали всякие там людские блестюшки и еще никогда не привлекали черезчур опасные приключения. Но тем не менее, истинно девичье любопытство принудило ее притопать поближе к Гроту - хоть на людей посмотрит, а то и не увидишь никогда.
Проходя по полустертым звериным тропкам, чуткое ухо Ромашки услышало странный, очень громкий шум. Так мог шуметь лишь водопад, но... какой водопад в лесных хащах? Заинтригована, песочная поворачивает в сторону странного шума. Наконец, очутившись на плоской, большой поляне, грифониха остановилась... с чрезвычайно глупым офигевшим выражением морды, неотрывно смотря на открывшийся ей вид.
Это походило на вольный полулегальный ярмарок. Тут продавали все: от полутрухлявых подозрительного вида грибов до лопат и граблей. В каком-то ящике пищали красноголовые слизни, в треснутой банке кимарила злобного вида рыба, чём-то отдаленно напоминавшая пиранью. Продавцами была разномастная нежить: духи, и несколько чертей, даже кентавры.
- Пирожки, грибы, чурчхелы!
- Лопаты! Только у нас, на любой вкус и даже цвет!
- Каарты! Правильные, точные, дешевые! Купите - и не потеряетесь в Гротах!
- Настойка жерлицы, настойка жерлицы! Стоит намазаться - всяк враг убежит!
Ромашка, икнув от удивления, немного успокоилась и принялась наблюдать за этим новым ей зрелищем. Подметила небольшую группу людей, которые ходили от продавца к продавцу, выбирая себе лопаты, карты и всякие там настойки.
Грифониха, расхрабрившись, принялась ходить между товарами - ведь все вещи лежали на земле - с любопытством присматриваясь и даже обнюхивая.
- Дэвущька, низя товары нюхать. - вдруг неожиданно просто над ней пробасил мощный, как из бочки, голос. Вздрогнув, Ромашка подняла голову и встретилась взглядом с сердитым, заросшим бородой-веточками лешим. Тот, кашлянув, терпеливо ей пояснил:
- Или пакупаете, или просто смотрите. Нюхают тута, как санпедимстанция. - сердито фыркнул дед, скорее всего даже не зная последнего слова.
- Ага. - очередной раз икнув, согласилась Ромашка. Но, не выдержав, полюбопытствовала:
- Дедушка коренной, а что это за место?
Леший втупился в нее, либо не понимая, либо просто недоумевая, как такие существа, как Ромашка, могут существовать и ничего об этом не знать. Наконец, он ответил:
- Вот недалеко от нас есть азеро одно. - махнул здоровенной лапищей в левую сторону. - - И тама есть Гроты. И вот пашел слух о кладе тама, знаешь?
- Ну знаю. - Все еще больше удивляясь, согласилась грифониха.
- Дык в чем проблема? - сердито буркнул лесной дед. - Моладежь непонятливая. Людям надо же карты, еду там всякую, оружие. Мы продаем, они покупают. Смекаешь?
Ромашка открыла клюв... и сразу закрыла с громким стуком.
- А, это... Ведьма то что? Только она умеет зелья делать...
- Шшшш! - сердито замахал на нее руками леший. - Не ари ты так, глупая!
Грифониха удивленно замолчала, провожая взглядом ту самую группу людей. Мда, знали бы те то, что только что узнала Ромашка...
- Пирожок хочешь? - леший явно вспомнил, что является продавцом, а не эскурсоводом. - С людей - две медные монеты, а тебе я и так отдам. - Неожиданно расщедрился. Наверное, польстило ему, что самочка обратилась с вопросом имено к нему.
- Давайте. - Ромашка действительно проголодалась. И, пока леший лез за корзиной, опять задала мусолящий ей вопрос:
- А зачем Вам монеты?
- Как зачим?- кряхтя, дед достал мощную на вид корзину и подсунул ее грифонихе. - У моего соседа, водяного, вода загрязнилась, и мне один дух посоветовал покидать туда медных монет... Выбирайте, дамочка.
Ромашка, благодарно кивнув лешему, полезла в корзину... и икнула в третий раз за день.
Пирожки преспокойно себе бегали на длинных ножках и пищали как цыплята. Один зевнул, и грифониха увидела жидкие, но острые зубки.
- Что, ни нравится? Или начинка не смакуэ? - леший уже сердито смотрел на Ромашку.
Грифониха доброго лешего обижать не хотела. Вздохнув, выловила одного с корзины, поблагодарила и пошла восвояси с рынка - что ей там делать? Монет у нее нет, чтобы водяному пруд чистить. Присев за кустами, она принялась рассматривать дрыгающего пирожка, крепко держа когтистой передней лапой. Ей стало любопытно: интересно, леший их разводит или где-то стаю нашел?
Она приблизила свою морду к удивительному существу, излучаясь поистине кошачьим любопытством. Чем, зараза, пирожок гадко и воспользовался, резко боднув ножкой Ромашке прямо в глаз.
- Аааа! - возопила грифониха, уже не интересуясь пирожком, который успел удрать в кустарник, вопя что-то на своём тарабарском пирожковом языке; она рванула вперед, снося всё на своем пути, боясь, что вот так, по глупости, избавилась от глаза.
И вот что увидели две мирно сидящие русалки: песочный комок перьев и громкого вопля дико ворвалось на мирную лесную полянку, без тормозов разнесла песок на все стороны и затормозила уже почти на середине озера.
- О духи. - Ромашка, медленно допирая, что глаз ее цел и здоров, вылезла из воды. Облепившая тело густая шерсть не скрывала ребер; неудивительно, если ее примут за бешеную. - Никогда, НИКОГДА не еште пирожки... Бррр.

+4

5

Не так уж и плохо было иногда погулять. Правда, на этот раз Виир забрался куда-то не туда. Точнее.. нет.. Он точно помнил, куда он шел. И был более чем уверен, что шел он туда, где живут чешуйчатые двуногие. Однако откуда тут была такая толпень народу - уму непостижимо. Лжедракон удивленно таращился на всех этих вопящих и орущих, и про себя думал о том, что странные эти существа.. вроде большие, а ведут себя как мухи. Такие же бесполезные и шумные. И так же хотелось прихлопнуть их всех лапой, и чтоб больше не жужжали. Хихикнув, Виирка запрыгнул на какую-то кочку, припал к земле, поерзав. Так, чтобы все эти торгаши оказались примерно в одной точке. Поднял лапу, и с восторженным выражением моськи прихлопнул всех этих недостойных!
Радости не было предела. И, да, на поляне никто не пострадал. Пока что. Ибо шансы, что довольно прыгающий и хаотично скачущий Виир не заедет кому-то по башке чертовски малы. Три.. два.. один...
-Ааа! Да чтоб тебя?! Чего ты тут распрыгался?! - чей-то не слишком воодушевленный голос перекричал все остальные.
Виир же будто бы и не заметил, радостно перепрыгивая на соседнюю витрину, обрушая и ее. И совершенно не понимая, чем так недовольно эти человекоподобные? Он же не на них все-таки прыгал! Самое смешное, что и поймать скачущего как кролик лжедракона пока ни у одного лешего не получилось. Ловкость не та, чтобы такую большую, но энергичную мишень ловить. А Виир то и рад стараться. Пока на поляне не воцарился абсолютнейший хаос и беспорядок. Не взмыло вверх облако пыли, и не стали отовсюду слышны чиханья да оханья.
Тут то внимание малыша привлекло что-то маленькое и копошившееся. Аппетитненько так пахнущее, между прочим. Животик тут же напомнил, что Виир давно не ел, и детеныш не разбирая прыгнул на запах, разом схватывая все мелкое и пищащее. К этому времени пыль осела, и все торгаши принялись искать виновного. Найти его было не так сложно - все-таки большой и белый. Да и прятаться не собирался. Крыльями почуяв неладное, Виир даже оборачиваться не стал, тут же делая ноги. Выпрыгивая из-за кустов, он затормозил лишь перед кромкой пруда. Оглядываясь, поспешно дожевывая орущие пирожки, Виир абсолютно бешенными глазами оглядел русалок и чудо-птицу, после чего, не задумываясь, прыгнул и спрятался за одной из девушек. Ну.. как спрятался.. Уши, конечно, остались торчать... да и все остальное, собственно. Но Виир был уверен, что спрятался. А значит, никто из толпы разозленных леших его не найдет. И лжедракон может спакойненько дожевывать пирожки с самой что ни есть умиротворенной моськой.

+3

6

Лешие высыпали на поляну и начали поиски маленького негодника. Чуток поискав его, они уходят, а Виир спокойно дожевывает ногастый пирожок. Зато на смену невнимательным лешим, пришли водяные. Одни возмущаются, бранятся, угрожают, велят уйти подальше, Рекх'ёрт  в воду стащили; другие - подружелюбнее - выспрашивают что да как:
- Что вы тут раскричались? Почем покой наш тревожите?

0

7

Каким же недобрым азартным огоньком светились глаза Рек, пока она лицезрела и слушала все, происходящее чуть поодаль от нее. А на поляне тем временем становилось все оживленнее, так что спустя несколько минут русалка начала ерзать на месте, до того ей хотелось пробраться сейчас в гущу всех этих зевак. Не остановил бы даже строгий взгляд одной из сестер, тоже рискнувшей выбраться на берег. Вот только Рек прекрасно понимала, что привели сюда сирену совсем другие желания. И рыбка даже стала потихоньку сползать со своего дерева, и одна из босых ножек даже коснулась земли, как вдруг весь мир словно с ног на голову перевернулся.
Один за другим сюда стали прибывать новые гости. Нет, ну коли это были бы другие русалки, так Рекх'ёрт бы поняла. Но те, кто с шумом и толикой хаоса ворвался сюда, были незнакомы красноволосой рыбке. Она удивленно переводила взгляд с одного существа на другое, вертя головой и сердито сопя. Настолько сердито, что не услышала, как приближается новая угроза.
Из воды появились еще одни обитатели - ворчливые водяные негодующе топали в сторону русалок, грифонихи и лжедракона, размахивая руками, с которых в разные стороны срывались и летели ошметки тины и водорослей.
И вот тут-то в бедовой головушке Рек проснулось совсем ненужное желание поспорить с угрюмыми дядьками. Вот только не учла русалочка, что ее воспримут попросту как не в меру расшалившегося ребенка...
- Нельзя шуметь! - строго отчитал один из водяных русалочку, хватая ее за руки и волоча в сторону водоема. Хорошо хоть по мягкому месту не отшлепал. Зато столкнул в воду, отчего Рек сердито завизжала, чувствуя, как вновь покрывается чешуей в нижней части тела.
Весь ее "маскарад" намок, юбка вздулась на поверхности, шаль чуть не уплыла от капризных барахтаний Рек. И пока она громко верещала, за что получила сердитый подзатыльник от одного из ворчунов, другие водяные вели беседу с теми, кто остался на берегу.

0

8

Сирена здорово пожалела, что упустила момент, когда события стали разворачиваться уж со слишком большой скоростью.
Кажется, всё началось с кошмарного шума на соседней поляне, где откуда ни возьмись появились торгаши и горланили что-то о грибах, картах и даже лопатах.
Шум, гам, крики о ворах, какой-то грохот… А потом влетевшее на всех парах в озеро с тучей брызг пушистое чудо.
— Никогда не ешьте пирожки... — проговорило «чудо», в котором снова промокшая пишес признала юную грифониху, с которой они однажды ходили по грибы.
— Мы подумаем, — проклокотал взъерошенный Мефисто, перелетая на плечо черновласки, когда та выжимала рукава своей рубахи и закатывая их по локоть, дабы не повредить вернувшиеся плавники на руках.
Однако, на этом сюрпризы не закончились.
Буквально через несколько секунд за грифонихой на поляну сквозь кусты протаранился странный белый зверёк… хотя какой там, уже относительно здоровый зверь. Протаранился, и сразу запрыгнул за спину Рёк, которая, к слову, от всей этой кутерьмы взбудоражилась не на шутку.
А потом за зверем ввалилась толпа ругающихся леших.
У Сирены, глядя на всё это безобразие, ясные очи стали похожи на блюдца
«Куда? Они все за сокровищами?»
Со стороны застоявшихся прудов послышался подозрительный плеск и ворчание:
— Что вы тут раскричались?
«И только наших стариков не хватало» — русалка почувствовала, как у неё начинает дёргаться глаз.
— К такому Ведьма меня не готовила… — просипел над ухом пернатый.
Плюх!
Разбуянившуюся и брыкающуюся Рёкх`ёрт стащили в воду, подняв ещё одну тучу брызг, и Аннабет уже окончательно распрощалась с возможностью быстро высушить хвост.
— Дядюшки, дедушки, ну что же вы ругаетесь, — разочарованно выдохнув, пишес соскользнула с камня в воду, предварительно стащив с себя безнадёжно размокшую рубаху. Если так будет продолжаться, то прощай Грот, и прощай спокойствие.
«Это будет длинный день…»

0

9

Вот так вот кушаешь себе спокойно, никого не трогаешь... а вокруг крики, шум, какая-то суета. Еще и брызгаются! Ви ощетинился и зашипел, нагибаясь над последним пирожком и предостерегающе смотря на толпу, которая тащила мимо него кого-то в воду. Разумеется, это лжедракона мало интересовало, особенно когда так приятно потягивает запахом пирожка... С наслаждением втянув ноздрями этот чудный аромат, Ви чуть не замурлыкал. Пожалуй, лучше могли быть только лимоны. Да, однозначно. Но, увы, лимонами тут никто не торговал. А может и к счастью. Ибо кто знает, что осталось бы от торгашей и всех бедолаг вокруг, если бы они решили отобрать у лимонного наркомана свой товар.. Если даже пирожки просто так отдавать не хотели.
Злобные! Злобные и мерзкие существа. Ну что им, жалко что ли?!
Виир, придерживая кончиками когтей пирожок с краю, провел по своему завтраку языком. Шершавый, как полировочная бумага, он оставил после себя мелкие, едва заметные полосочки на тесте. Еще пару таких движений, и поверхность пирожка стала гладенько блестеть. А может все дело в слюнях. Которые, к слову, уже вовсю капали с остреньких зубок детеныша, но прогладывать последний кусочек Ви не торопился. Пирожок уже затих, смирился, а может все дело в дырке через которую вполне могло сбежать то, что шевелилось. Это не важно, абсолютно. Потому как само блюдо от этого не стало хуже. Хотелось в это верить.. впрочем, Ви вряд ли есть о чем беспокоится - он то переварить может что угодно. Кроме сладостей. Буе, вот это все, что готовят людишки... Прямо подумать страшно! Так что Ви об этом и не думал. Не тогда, когда в лапах держал последний пирожок.
Однако, мироздание всегда любит подшучивать над тем, кто слишком хорошо себя чувствует. Ведь все должно быть в равновесии, и странно, что если рядом кто-то кричит и дебошит оставаться довольным и невозмутимым. Поэтому, когда кто-то из леших достал их пруда моток тины и запустил, шутя, его в другого морского жителя, а тот ловко увернулся... вонючий и желеобразный комок угодил прямиком в открытую пасть лжедракона.
Ступор.
Секунду, другую...
А от языка по телу стала расползаться волна мурашек и отвращения. А едкий запах настойчиво вкручивался в сжатые ноздри, прочно оседая на стеночках.
Зрачки звереныша сузились до тонких-тонких щелочек, и можно было бы подумать что они вовсе пропали. Осталось только два глубоких и наполненных желанием уничтожить всех окружающих синих озера. Разумеется, отказывать себе в этом Ви не собирался. Поэтому, развернувшись, он кааааак подпрыгнет, растопырив лапы-крылья-хвост..!
И с диким визгом всей своей громадной и пушистой тушкой плюхнется прямиком на головы леших и русалок....

0


Вы здесь » Залесье » Архив игры » 1.3 «Подземная сокровищница»